Заказать звонок врача

Объединение сил. Семейная терапия в лечении рака

Объединение сил. Семейная терапия в лечении рака

Когда у пациента диагностирован рак, эта болезнь так или иначе затрагивает всех членов семьи. Существуют специальные психологические методики, помогающие родным и близким пациента научиться говорить о своих переживаниях, пройти процесс адаптации и преодоления болезни.

Автор статьи – сотрудник отделения клинической психологии в клинике Ассута™: Яэль Шарон

Когда человеку сообщают, что у него имеется злокачественная опухоль, этот диагноз имеет отношение ко всем членам семьи. Как правило, близкие люди объединяют свои усилия и помогают пациенту преодолеть болезнь, пройти тяжелые процедуры и т.д.

Раковая опухоль исподволь распространяется по организму, протягивая свои щупальца в самые отдаленные части тела. Точно так же психологические проблемы, являющиеся следствием болезни, начинают проникать во все области жизни пациента и его близких. Сложности возникают не только у самого пациента. Изменения претерпевают все его контакты и связи с окружающими: с партнером (мужем/женой), детьми и даже самыми дальними родственниками.

Когда-то рак считался болезнью, имеющей острую клинику. Сегодня онкологические заболевания причисляют к хроническим, имеющим медленное течение и требующих долгого лечения. Процесс привыкания к хронической болезни у всех протекает по-разному, и механизмов адаптации – как индивидуальных, так и семейных -- существует великое множество.

В этом году была опубликована статья, освещающая результаты исследования, проведенного Университетом штата Индиана, США. В статье описывались изменения, которым подверглась жизнь родственников онкологических пациентов. Изменения затрагивали эмоциональную сферу, физическое самочувствие и другие, более общие аспекты. Родственники отмечали заметное ухудшение физического и эмоционального самочувствия, которое, однако, не было напрямую связано с состоянием здоровья пациента. Оно в большей степени было вызвано нарушением привычного образа жизни в связи с болезнью. Вместе с тем 40% опрошенных отметили, что их отношения с больным родственником улучшились и окрепли, и в целом стали крепче другие внутрисемейные связи.

Так кто же тогда нуждается в помощи?

Итоги исследования учат нас не концентрировать наше внимание лишь на пациенте, а адресовать помощь всей семье. У психолога всегда возникает вопрос, а все ли члены семьи нуждаются в поддержке? Или, может быть, психологическая помощь требуется в первую очередь пациенту? Или кому-то одному из его близких? Универсального ответа не существует, но всегда нужно помнить, что все члены семьи в перспективе могут ощутить потребность в психологической помощи.

Во многих семьях всю тяжесть эмоционального бремени несет на себе не пациент, больной раком, а кто-то из его близких. Именно этот человек испытывает максимум трудностей, его необходимо выделить среди остальных, и конкретно ему предложить поддержку. Иногда психологическая помощь, оказанная одному из членов семьи, коренным образом меняет общую картину и способствует эффективной адаптации всех остальных родственников. Тяжелая болезнь — это, безусловно, испытание. Но в то же время она представляет собой уникальную возможность для каждого осознать и проанализировать свою внутрисемейную роль и принятые на вооружение поведенческие модели. Эффективные модели поведения можно развивать в дальнейшем, неэффективные лучше пересмотреть или отказаться от них.

Адаптация к тяжелой болезни требует творческого подхода. Клинических психологов, принимающих участие в процессе лечения рака в Израиле, учат быть внимательными и восприимчивыми к индивидуальным потребностям каждого пациента. Необходимо хорошо представлять себе структуру семейных отношений и социальных связей, внутри которой живет пациент. Таким образом, и сам пациент, и психолог ощущают себя на знакомой территории и получают требуемую свободу действий для творческого решения проблем.

Пример из жизни. Шмуэль.

Шмуэль – 43-летний мужчина, у которого обнаружен рак. Шмуэль обратился за помощью к психологу после года самостоятельных попыток адаптироваться к болезни. Жена Шмуэля так и не смогла окончательно принять факт, что ее муж болен. Когда оба супруга пришли на консультацию, стало понятно, что Шмуэля заботит состояние его жены. Кроме того, именно Шмуэль несет на своих плечах огромный груз психологических трудностей и проблем со здоровьем. За год, прошедший с момента постановки диагноза, Шмуэль так и не смог поговорить с женой о своих тревогах: изменении своей роли в семье, плохом физическом самочувствии, ощущении «предательства» со стороны собственного тела, беспомощности и страхе перед смертью.

На встрече с психологом Шмуэль просил помочь им с женой в преодолении напряженности в отношениях и оказать поддержку жене, переживающей нелегкий период. В то же время, было заметно, что сам Шмуэль испытывал огромные сложности, когда разговор касался его личных тревог и страхов. Шмуэль избегал этих тем, страшился заглянуть внутрь собственного «я» и поэтому пытался сместить фокус проблем в сторону жены.

Загнанные вглубь эмоции и страхи, которым никто не уделял внимания, постепенно стали все больше и больше влиять на поведение Шмуэля и ухудшать его взаимоотношения с женой. Я склонялась к мнению, что на первых порах Шмуэлю будет слишком тяжело говорить на темы своих страхов, а особенно – в присутствии жены. Чтобы обеспечить нам свободную территорию для совместной работы, требовалось убедить Шмуэля прийти на несколько индивидуальных встреч. Шмуэль согласился и при беседах с глазу на глаз наконец-то впервые смог откровенно поговорить о своих затаенных страхах, касающихся болезни, о том, как изменилось его восприятие своей мужественности, о видении своей роли в семье как мужа и отца.

После нескольких встреч с психологом, Шмуэль рассказал, что в его отношениях с женой и детьми произошли некоторые изменения. Теперь не страхи управляли его жизнью и жизнью всей семьи, а сам Шмуэль научился с ними справляться. Он постепенно вернулся к деятельному участию в семейных обязанностях, а встречи с психологом использовал для откровенного разговора о своих отрицательных эмоциях, вызванных болезнью.

Этот пример хорошо иллюстрирует правильность утверждения, гласящего, что психологическая помощь человеку, в большей степени подверженного стрессу в связи с болезнью, в корне меняет жизнь целой семьи. Отношения между мужем и женой – область, изобилующая кризисам даже в те периоды, когда оба партнера абсолютно здоровы физически. В таких случаях важно найти место, где человек может откровенно говорить о том, что его беспокоит. Семья же должна оставаться источником любви, заботы друг о друге и удовольствия.

Голос матери

Героиню другой истории зовут Пнина. Пнине 50 лет, ее сын прошел курс лечения от рака в одной из клиник Израиля. Медицинская сестра из больничного отделения онкологии порекомендовала Пнине обратиться к психологу. Пнина страдала от повышенной тревожности, которая мешала ей вести нормальную жизнь. Тревожность была связана с беспокойством за судьбу сына: Пнина боялась рецидива болезни. Сын Пнины гораздо легче воспринимал свое состояние.

В данном случае было понятно, что именно Пнина несет на себе основную эмоциональную нагрузку. Психологическая помощь, адресованная Пнине, работа над ее отношением к самой себе и к сыну – все это значительно улучшило ситуацию. Страхи Пнины мешали не только ей, но и ее сыну: ему было тяжело вернуться к своим привычным обязанностям. После консультаций с психологом Пнина смогла преодолеть страхи, возникшие по окончании курса лечения, которое получал ее сын. Более того, Пнина научилась видеть и понимать, в чем именно нуждается сын, и предлагать ему необходимую помощь.

Не всегда существует возможность психологической поддержки для всех членов семьи. Иногда лишь один человек может регулярно встречаться с психологом, но эти встречи в конечном итоге благотворно влияют на общую обстановку в семье. Зачастую в сплоченных и дружных семьях наблюдается ситуация, при которой пациент стремиться оградить своих близких от излишнего беспокойства, а те, в свою очередь, не хотят лишний раз докучать больному человеку. И в результате устанавливается атмосфера замалчивания, в которой никто не может откровенно поговорить о том, что у него на сердце, высказать затаенные страхи и т.д.

Задача психолога – создать открытую благожелательную атмосферу, когда все члены семьи могут свободно обсуждать любые темы: те, на которые принято говорить, и те, на которые в обычной ситуации говорить не принято. То, что не обсуждается, загоняется внутрь и начинает проявляться в виде поведенческих реакций, разрушающих нормальные семейные отношения. Это касается и самого пациента, и его родственников.


Задать вопрос врачу
×
Клиника Ассута - в 2016 году
5362
операций
765
ведущих специалистов
Получите прозрачное ценовое
предложениe